Сайт о собаке породы золотистый ретривер
Полезная информация постоянно пополняется

12:52
Продолжение. Кошка и Ангел. Маня остаётся одна.

Выезд двуногих начался с подъёма в 3 часа утра. Кошку, лежащую в ногах, вежливо подвинули на край кровати.

"Началось, - подумала та, - снова покоя нет... и так каждый день! Каждый день!"

Белый щенок по кличке Куба требовал к себе внимания. Он знал, что святая святых в ритуале утренних телодвижений - его утренний туалет. Туалет обязательно должен случиться если не на улице, то в коридоре. В коридоре щенок не хотел - мама сильно нервничала по этому поводу, а на улицу в этот раз никто из родителей не торопился.

- Эй, меня кто-нибудь слышит? Я сейчас обкакаюсь!

Мама была занята тем, что никак не могла найти свои резиновые сапоги. Она уже поняла, что пропажа одного сапога - дело лап щенка, но ругаться с самого утра она не хотела, поэтому сапог нашёлся молча, но с ворчанием мамы: "прятать их, что ли, по вечерам... каждое утро утаскивает..."

Щенка вывели на улицу, минут пятнадцать в доме была гробовая тишина. Папа, изображавший бурную деятельность, пока мама была в квартире, с её исчезновением рухнул в кровать со стоном "ещё пять минут!" - и для кошки настало время блаженства.

Блаженство, однако, закончилось шумным появлением двуногой и щенка. Последний ныл, не переставая:
- чего так коротко? ну чего так коротко? Я планировал ещё одну кучку положить!

Папа взвился с кровати и сделал вид, что заворачивает тапочки в газету.
- Эдик, проснись. Тапки нужно положить в пакет, а не заворачивать их в собственную пижаму. Быстро умываться!

Дальше был завтрак, во время которого кошка милостиво посетила свою миску и соизволила выкушать парочку сухариков. Семья, конечно, жрала в три горла. Никто из них не обращал внимания на кошку, которая сидела на полочке и сверху вниз выливала ушаты презрения на своих двуногих. Примитивные создания не могли оценить степень ликования кошки, по велению которой небесные силы отсылали их в тьмутаракань на верную гибель. Только бы не вернулись!

- Все готовы? - мама пересчитала сумки, собранные ещё с вечера. - Бери Кубу и иди разогревать машину, я пока посуду помою. Потом вернешься за сумками и в путь.

- Ты с соседкой договорилась? Она когда придёт? – папа схватил скачущего Кубу за ухо и поволок в прихожую.
- Обещала сегодня часов в семь. Так... корм насыпан... воды много... туалет свежий... Маня! ты будешь скучать?

"Идиотки кусок! Скучать! Сваливайте уже быстрее... сейчас начнутся обнимашки... фу!"

- Иди сюда, поцеловаю! - мама снова хотела было схватить Маню и, как обычно, живьём содрать с неё красивую шкурку, но та была хитрее. Прогнувши спинку, выскользнула из опасных клещей двуногой самки и забилась под кухонный диванчик. Оттуда точно не достанет.

- Какая дикая... Три года с нами, а всё как из лесу.
- да ладно, уж какая есть. Мы её всё равно любим. Так я пошел?
- Ты еще здесь? Давай скорее, а то не успеем вовремя на паром.

Пошумев ещё немного, двуногие навсегда исчезли из квартиры. Какое счастье! Выждав ещё пару минут для пущей уверенности, Маня вылезла из-под диванчика и отправилась сканировать свои владения. Зал - никого. Спальня - кровать забыли заправить, как всегда! Неряхи! - тоже никого. Кухня - пусто. Туалет - никого. КРАСОТА!!!!!

Весь день Маня слонялась по квартире, проверяя - не залетел ли какой враг через закрытые окна. Утренней, дневной и даже вечерней мидитации никто не мешал. День прошёл блестяще! И уже она собралась погрузиться в самосозерцание перед сном, как вдруг... что это? скрежет в замочной скважине! Воры!

- Ну, давай посмотрим, сколько ты тут насрала...- соседка из пятнадцатой квартиры зашла в коридор, громыхая ключами, и не снимая уличную обувь, пошагала в ванную комнату. В лотке лежали аккуратненькие круглые какашечки Маниного производства, изделия ручной, можно сказать, работы, загляденье! Хоть туристам на сувениры продавай!

- Фу, мерзость... - соседка вытряхнула содержимое лотка в унитаз. – дожилась, на старости лет за чужими кошками говно убираю. А ну, иди отсюда, трёшься тут, зараза! - и оттолкнула ногой сидевшую рядом кошку.

"Я ослышалась? Она назвала мои шарики говном, а меня - заразой? Кто это чудовище? Кто дал ей ключи от моей квартиры?"

А чудовище между тем отправилось на кухню. Маня, приседая на лапах, по партизански двинулась за ней. На кухне чудовище открыло шкаф, вытащило коробку с кормом и навалило полную миску.

"А воду? Ты забыла поменять мне воду!" - Маня чуть не подавилась собственным изумлением - Ирина Викторовна, она же чудовище, она же соседка, взяла двумя пальцами миску с водой и ДОЛИЛА! не поменяла, а долила воду ИЗ КРАНА!!! Не фильтрованную, как всегда делала мама, а из крана - грязную вонючую воду. Долила!

Грохнув миской по столешнице так, что вода расплескалась вокруг, соседка собралась было отправиться домой. Но, увидев притаившуюся в углу кухонного стола удивленную кошку, схватила ту за шкирку и, подняв высоко над столом, сказала:

- и что они нашли в этом комке шерсти? Ни рожи, ни кожи... Был бы ещё мейн-кун какой, а то... чисто мусорно-бачковая дрянь. Это же нужно, столько денег тратить на такое чмо! Корм, поди, рублей пятьсот стОит, наполнитель сыпят чертикакой дорогой. Ненормальные! Фу, брысь, пошла вон!

Ночью Маня спала плохо. Ей снилось чудовище, пожирающее из лотка восхитительные шарики ручной работы. Туристы, переминаясь с ноги на ногу, тупо стояли в очередь к её миске, из которой нескончаемым потоком сыпался корм в их широко раскрытые пасти. Во сне у Мани болел живот, где теперь поселились водяные инфузории-туфельки, одна из которых была особенно буйная - она кружилась и пела дурным голосом "рюмкаводканастолеееее!" За инфузорией бегал мейн-кун, хватал ту за хвост и блеял, как козёл - "мадам, а не пожрать ли нам в мусорном бачке? Говорят, там сегодня недурную солонину подают!"

Одним словом, спала Маня плохо.

Снился Мане и Ангел. Так, фрагментарно снился, неназойливо. Улыбался нахально и спрашивал: "мне прилететь?" Но кошка не хотела его звать. Ей хотелось насладиться одиночеством. Станет скучно - позовёт, пусть развлекает. А пока сама справится.

На следующее утро кошка Маня проснулась не потому, что кто-то скакал по спальне и требовал гулянки, а потому, что она больше НЕ ХОТЕЛА СПАТЬ. Потянувшись во всю мощь своего гибкого позвоночника на все стороны света, по всем суставчикам, по всем хрящичкам, кошка подумала - "а хорошо же! Смогла бы я так потягиваться, если бы в доме сейчас был дурачок Кубка. Он бы решил, что я его играть зову и полез бы ловить мой хвост. Без него какая благодать!"

Слово "благодать" напомнило Мане про завтрак. Взлетев на кухонную столешницу, где стояли её миски, она с удивлением обнаружила лужи воды вокруг своих мисок и вспомнила вчерашний визит соседки. "Хамка какая... неужто и сегодня она придёт?" Вода из-под крана отдавала то ли хлоркой, то ли дихлофосом, поэтому Маня её пить не стала. Спустившись к собачьей миске, она выхлебала оттуда остатки фильтрованной воды. Эта вода показалась ей небесной росой... "Да..., - подумала кошка, - всё лучшее этому подхалиму. А мне так, объедки и вода из канализации. Но вы не дождетесь от меня ни слова лести! Я лучше умру, чем прогнусь под вас!"

День прошёл идеально. Трёхразовая медитация, перемежаясь с регулярным здоровым сном и лёгкими перекусами, принесли душевный мир и успокоение. Кошка была в нирванне.

Но всё испортил вечер. Опять пришла хамка из пятнадцатой квартиры, опять называла её "мусорно-бачковой дрянью", опять долила воду (разумеется, из-под крана). Под конец своего визита соседка как-то странно посмотрела на забившуюся в угол кошку и произнесла зловеще: "куда бы тебя деть на пару дней? У Андрюшки аллергия на шерсть..."
Маня осталась в полном ступоре. Какой Андрюшка? Куда её собираются "девать"?!

Утром, ещё не успев продрать глаза, Маня услышала знакомый скрежет в замочной скважине. "Уже вечер?" - спросила себя бедная кошка, но, собрав мозги в кучку, поняла, что ещё не вечер... Соседка заявилась с утра, да не одна...

- Проходите, проходите! Вот здесь поживёте, пока соседей нет. Осторожнее, ничего тут не разбивать, не ломать и на стенах не рисовать.
- Тёть Ир, может, мы у тебя всё таки поживём? Неудобно как-то, чужая квартира, у нас дети...
- У меня места нет, а тут хоть на велосипедах гоняй. Следи за детьми, чтобы они ничего не сломали, и всё будет хорошо. В крайнем случае, на кошку свалить можно, если что. Главное, убирай за ней в туалете и корми вовремя. Пойдём, покажу, где её корм стоит.

Грохот в прихожей дополнился странными криками, как будто галки прилетели на дерево под балконом. Только дерево и балкон вон где, а прихожая совсем в другой стороне. Маня напряглась. Что это?

- Оля, Андрей, раздевайтесь. Мама вам всё покажет, сами ничего не трогайте, поняли?
- Поняли! А это что?
- Не трогай, тётя Ира же сказала! Это чужая квартира, здесь всё чужое. Мы поживём здесь несколько дней и поедем домой. Здесь ничего нельзя ломать, вы меня слышите?
- Слышим!

В дверном проёме спальни показались две маленькие головы маленьких людей. "Внуков вместо себя прислали!, - ахнула Маня, - это всё... это смерть..."

Но внуки были какие-то другие. Те внуки, которые время от времени приходили к двуногим, были побольше и потолще. Эти же, наоборот - тощие и маленькие. Зато шумели больше.

- Ой, киса! - девочка протянула руки по направлению к кошке и рванула было в спальню, но Маня вовремя выгнула спину и произнесла своё коронное проклятие - шшшшшшшшш. Ребенок остановился, открыв рот. "Действует, - подумала Маня радостно, - эта мантра ещё меня никогда не подводила".

- Кошку не трогать, она дикая и грязная. У неё глисты, блохи и подкожный клещ. Тронете - заболеете. Понятно?
- Понятно... А палкой её можно?
- Палкой тоже нельзя. Ну всё, я пошла. Вечером зайду, проведаю вас. Пока.
- Пока, тётя Ира. Надеюсь, хозяева не приедут, пока мы здесь.
- Они на неделю уехали, так что пять дней у вас ещё есть.

За наглой соседкой закрылась дверь, и Маня осталась наедине с неизвестной породы внуками и какой-то женщиной, тоже неизвестной породы. На всякий случай кошка спряталась в свой домик.

- Давай её достанем из домика? - мальчишка подкрался к домику и постарался его опрокинуть. Маня забилась в самый дальний угол, распластавшись на полу домика и подперев себя лапами, как распорками. - Давай, вытряхивайся!

Мальчишка тряс домик со всей свой внуковской дури, но кошка крепко уцепилась когтями за войлочную обивку и не давала себя вытряхнуть.

- А если она укусит? Я боюсь! - девочка оказалась умнее. - Тетя Ира не велела её трогать.
- Если укусит, я её из пистолета шмальну! Будет труп! Я буду следователем, а ты паталана.. палатана… па-та-ла-га-на-томом!

«Убивать будут... этого ещё не хватало! - Маня чуть не обмочилась от страха. - Что они собираются со мной сделать?" Но тут прозвучало спасительное:

- Дети, сюда! Руки мыть!

И началась у Мани веселая жизнь... Такая веселая, что бедная кошка забыла, как её зовут и откуда она родом.

Гиперактивные "внуки", не взирая на запрет матери и проклинающие мантры кошки, хватали последнюю за шкирку, таскали по квартире, заворачивали в одеяла, макали в воду, сушили феном и опять макали в воду. К её шерсти цепляли воздушные шарики и скотч, к хвосту привязывали консервную банку... и этот постоянный шум, постоянный крик и смех! А поцарапать их Маня не могла - когти на лапках были заботливо отманикюрены бывшей, уже безвозвратно потерянной хозяйкой. Тут царапай - не царапай, а только смеху ещё больше от такого царапанья. Раз получилось укусить гадкого мальчишку, но тот так ударил бедное животное, что то бездыханным отлетело к противоположной стене.

Прятаться от приблудных внуков Мане тоже было сложно. Они могли достать её везде - под кухонным уголком, под шкафами, на шкафах... в доме не осталось ни одного безопасного места. За эти пять дней кошка не раз оставалась без корма, потому что девочке Оле понравились кошкины сухарики и она их лопала в тайне от матери, аж за ушами трещало. А мать думала, что это кошка всё съедает.

"Прежние никогда не позволяли себе таких вольностей со мной! Я уже не вспоминаю про воду... но таскать меня за хвост не позволял себе даже Кубка! Он только зубами щелкал, и всегда мимо! И дрянью меня никто не называл... и ногой в живот... и корм не воровали...и любили меня... Что там Ангел говорил? Зови, когда захочешь? Хочу... прилетай!"

Ангел появился не сразу. Поздно ночью, когда вредители уснули на диване, а их мать на хозяйской кровати, Маня услышала шуршание как будто пергаментной бумаги. Высунув голову из своего домика, куда бедная кошка могла теперь спрятаться только ночью, она увидела на окне бледный полупрозрачный силуэт Ангела.

- Ты? Как я тебя ждала! Ты пришёл!
- Здравствуй. Ты рада меня видеть?
- Не то слово. Можешь всё вернуть, как было?
- Вернуть двуногих? Но ведь они только с собакой вернутся. Если, конечно, они ещё могут вернуться...
- Пусть с собакой! Только пусть возвращаются. А этих убери!
- Что, мидитировать не дают? Пристают?
- За хвост таскают! В ванне мочат! Мой корм сжирают - видишь, как я похудела!
- Мдааа... Но тебе даже идёт. Такая стройняшка стала!
- Сам ты стройняшка. Голодаю я!

Ангел призадумался. Не слишком ли жестоко он обошелся с воспитанием Мани? Не обозлилась ли она ещё больше?

- Ну, а приедут твои двуногие, что-то изменится? Они же издевались над тобой, ты сама говорила. Может, лучше этих оставим?
- Ты что! Этих не нужно! Верни тех, пожалуйста. Плохо мне без них...
- Скучаешь?
- Скучаю... только ты им это не говори, а то зазнаются...
- Да и они по тебе скучают.
- Откуда знаешь?

Ангел сделал рукой, словно отодвинул занавеску, и Маня как на экране невидимого телевизора увидела своих потерянных двуногих, между которым крутился белый пушистый щенок. Двуногие ехали в автомобиле, Кубка сидел на заднем сиденье и пытался контролировать водителя, тыкаясь носом ему к плечо. Сначала было только видно, а потом стала слышна речь...

- Как там наша Манечка? Сидит, наверное на окошке, нас высматривает...
- Сидит, я уверен. она всегда сидит там, на окне тепло от солнца. Приедем, а она как обрадуется!
- Куба, ты соскучился по Мане?
- Гав!
- И мы тоже. Приедем, отдадим ей новую мышь, пусть играет.
- Гав!
- И думать не смей! Эта мышь только для Мани. Сожрёшь мышь - получить по жопе. Понял?
- Гав-гав!
- Вот и славно.

Ангел снова сделал рукой - и экрана не стало. Маня сидела, не шелохнувшись. Ангел осторожно повернул голову и посмотрел на кошку. Глаза у единственного высшего существа были подозрительно мокрыми.

- Ты как? Всё нормально?
- Простите меня... мама...папа... Куба... я больше не буууу........

"Босс, Ты был прав. У нас всё получилось." - подумал Ангел.

На следующее утро семейка Адамс собрала свои манатки, навела в квартире порядок и свалила, оставив ключи хамской соседке. Та пришла проверить - всё ли в порядке, лениво пнула кошку, насыпала ей корма в миску - и ушла. Будем надеяться, что она больше не появится в Маниной жизни.

А в обед дверь снова ожила, но на этот раз скрежет поворачиваемого ключа был похож на пение соловьёв и журчание ручья! На симфонию Дворжака! Почему Дворжака? Маня не знала, но почему-то она была уверена, что именно так должна звучать симфония композитора с вкусной творожной фамилией.

Дверь открылась, и в квартиру ввалились мама-папа на двух ногах, и неугомонный Кубометр на четырёх.

- Маня! Манечка! Ты ж наша девочка! Иди, поцеловаем!

________________________

Долго ещё мама не могла понять - когда это муж успел заправить постель перед выездом. Ведь она точно помнила, что постель была незаправлена!

- Маня, кто заправил постель, признавайся! К нам кто-то заходил?

"Заходил?!" - Маня захлебнулась от возмущения! Она уже была готова рассказать маме про свои мучения, но почему-то помешало внезапно нахлынувшее чувство защищённости и счастья. Как будто Ангел крылом повёл... Счастье было такое новенькое, непривычное - и кайф валяния на собакиной теплой шерсти, и восторг доверия пуза почесушкам, и умиление совместных обнимашек с двуно... с мамой и папой.

______________________________________

Ангел с интересом наблюдал за изменениями, происходящими в обычной мусорно-бачковой кошке Мане.

"Не такая она уж и обычная, как кажется этим "двуногим". Посмотрим, что будет дальше. Во всяком случае, мы дали шанс этой душе. Профукает дар - опять будет кошкой. Использует с умом - будет человеком с большим сердцем. Давай Маня, я за тебя держу кулачки!"

Просмотров: 209 | Добавил: apshakhova | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]