Сайт о собаке породы золотистый ретривер
Полезная информация постоянно пополняется

17:31
Письмо Мани. Часть 2.

Пока Папа и Мама изображают «работу» за железной дверью, я излучаю великолепие своего разума. Мои мысли струятся по покрывалу, окутывают меня сиянием мудрости, от чего я становлюсь сильнее, мудрее и совершеннее. И когда с заходом солнца мои приживалы решатся, наконец, выползти с измученными физиономиями из-за железного занавеса, я всегда их встречу свежая, великодушная, одухотворенная дневными размышлениями и готовая с безграничным терпением принимать их варварские сюси-муси.

Перво-наперво я позволю им вымыть руки и насыпать мне моих любимых чипсиков. Обожаю! Они так аппетитно хрустят! Чипсов должно быть много, чтобы миска была всегда полная. Не люблю, когда миска показывает своё дно. Так было, когда Мама с Папой пропадали на 5 дней и меня приходил кормить неизвестный Кто-то. В эти дни я иногда ГОЛОДАЛА! Я! Голодала! Это было ужасно, не могу вспоминать эти дни без содрогания. Моя месть за голодную пятидневку ещё впереди, нужно хорошо всё продумать.

После того, как эти двое посюсюкают и покормят меня, я позволю им сделать корм для себя. Пусть побалуются, раз в день можно. Но сначала пусть со мной поиграют. Этим любит заниматься Папа. Он настоящий мышелов – поймал несколько мышей разного цвета и привязал их в разных углах на резиночки. Пока Мама готовит корм, он играет со мной – оттягивает резинку, мышь летит в меня, а я её хватаю. Классная игра, Папа всегда радуется больше меня. Он вообще классный, игручий и надежный. Я иногда кусаю его за нос, ему всё равно, даже нравится. Ночью, когда за окном что-то льёт, что-то гремит и что-то блестит, я прячусь у него под одеялом. Нормальной ночью я сплю у мамы в ногах, а ненормальной – у папы не подушке. Хотя противно, конечно – вассалы не должны видеть страхи своих господ. Я для них совершенство, так и должно быть всегда. Но я очень боюсь ночной грозы.

После ужина обычно Папа идёт думать на диван перед светящимся окном в параллельный мир. Мама чего-то там прячет на кухне (или вредит в другом месте), а я ищу приключения. Если Мама успела убрать булавки в коробку и накрыть их утюгом, то я постараюсь их оттуда достать. Иногда у меня получается, но чаще всего утюг падает слишком громко, чем предательски меня выдаёт. 
Или можно поискать приключения на кухне. Если нет черешни, то можно выследить на подоконнике голубя. Есть там один такой. Вредный. Всегда прилетает на мой подоконник и сидит, смотрит. Косой такой голубь. Один глаз смотрит на меня, а второй смотрит на дорогу. Топчется на месте, гремит по железке. Я ему говорю – пошел вон, это мой дом. А он мне отвечает – зато ты летать не умеешь. Вот дурак! Зачем мне летать, отвечаю, когда для меня Папа с Мамой летают. Что захочу – туда они и летят, приносят в пакетиках. 

Слово за слово – поругаемся мы с голубем, аж приятно на душе становится. Я всегда выхожу победителем, потому этот глупый голубь и улетает со стыдом. Ничего, завтра опять прилетит, опять схлестнемся.
Но сегодня голубя не было. Ждала, ждала я его, но так и не дождалась. Пошла я пасти своих сорок. Есть у меня стадо сорок, голов десять, однако. Обосновались они на нашем дереве, что растёт под окнами. По весне галдели, как нанятые, думать не давали. Сейчас попритихли, высиживают чего-то. Я их пасу. А вдруг приплод будет – это же хорошо. Было 10 сорок, станет 40 сорок. Пусть мне все завидуют. 

Мама как-то раз решила меня выпустить на подоконник с ТОЙ СТОРОНЫ! Сняла сетку с окна, и меня выталкивает так нежненько на улицу. Иди, мол, погуляй на воле. А я что, дура какая? Это они в Папой решили мою квартиру себе забрать, а меня на улицу выселить??!! К сорокам? Я сорок могу пасти и через стекло, мне главное – учёт, а не материальная выгода. И тут такое! Ишь ты, хитрая какая! Так я и повелась на твою «доброту»! Фиг вам, ни за что не выйду за порог.
Про порог отдельная история. Я ещё маленькая была, меня Мама носила в страшное место под названием ВЕТКЛИНИКА. Не понравилось ей, видите ли, что у меня одна лапка хромала. Хотела сдать меня на вечные мучения ВЕТЕРИНАРУ. В сумке носила! Как хомяка какого! Я всё запомнила и никогда ей этого не прощу. 

Ветеринар оказался просто зверем. Отправил меня на РЕНТГЕН в человеческую (стыд какой!) поликлинику. Там меня какие-то тётки пытались распять на холодном столе, но я не далась. Маленькая была, но не далась. Вопила и кусалась, как бультерьер. Тётки изображали из себя добреньких, сюсюкали, гладили, целовали меня, но я была твёрже алмаза. В результате я победила – они нас отправили обратно. Мама вызвала Папу и помчались со мной (опять в сумке!) обратно к чудовищному ветеринару. Тот сказал, что меня нужно усыпить….. …… нет предела человеческой жестокости! И он сделал мне укол, после чего я ничего не помнила. Потом уже, подслушав разговор Родителей, я узнала, что мне всё-таки сделали рентген. Папа держал очередь в поликлинике, а мама меня спящую бегом принесла обратно к «добрым» тёткам, которые меня уже беспрепятственно распяли на столе и сфоткали. Видела я потом эту фотографию – полная безвкусица. Уж не знаю, какие курсы фотошопа они заканчивали. Просто ужасная фотография, совсем на меня не похоже. Тетки хитрые оказались, вместо меня, красивой, подсунули маме фотографию обглоданной курицы-гриль. А та, довольная, хранит этот черно-белый кошмар в своих документах и показывает Папе: «смотри какая она холёсенькая была». Фу, дураки.

После усыпления я очнулась дома. Меня даже рвало! Это было ужасно! Но я победила всех, даже смерть. Они хотели меня убить, но я всех обхитрила, и всё равно осталась жива. 
Потом Мама по совету ветеринара травила меня таблетками, но я всё равно осталась жива. И моя нога зажила сама собой, я просто перестала хромать – и всё. Никакие ветеринары мне не страшны. Я сильная! Я всё могу!
 

Просмотров: 186 | Добавил: apshakhova | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]