Сайт о собаке породы золотистый ретривер
Полезная информация постоянно пополняется

19:06
Как к нам колядники приходили

Новогодние и Рождественский праздники промелькнули, как один миг. За всё время зимних каникул у нас был только один свободный день, когда мы вчетвером целый день валялись в кровати, смотрели телевизор и лопали салаты с конфетами. Всё остальное время - то тренировки по поиску, то грандиозные прогулки с породниками, то такие же глобальные прогулки с не-породниками, то посиделки у родственников, то посиделки у нас... Оглянуться не успели, как уже пора выходить на работу.  

- Куба, будешь скучать? Мы с папой завтра на работу...
- Опять  на весь день?
- Опять. А ты наконец-то выспишься и восстановишь силы после выходных.
- Это дааа, - протянул Куба. - Это нужно восстановить... Вы идите, работайте.

Утром в первый рабочий день прощаемся в коридоре.

- Чтобы тапки были целые, понял? И Мане скажи, чтобы диван не драла. Как начнёт драть - ты её сразу гони, понял?
- Понял. А вы скоро?
- Ну, уж задерживаться точно не будем. После пяти сразу домой. Папа может в течение дня пару раз заскочить, тебя проверить.
- Зачем? - Куба тревожно встрепенулся, словно я ему напророчила поход в ветеринарку.
- Он сегодня рядом с домом работает.
- Ааа... ты скажи ему, что не нужно заскакивать. Я спать буду. 

Понятно, оба будут отсыпаться. Мне бы так... Сколько себя не заставляю вставать попозже, никак не получается. Всегда встаю в 5.30, хоть ты тресни. 

- А если эти столбнячные опять придут?
- Кто??
- Ну, эти... которые "мы частушки-колядушки будем петь вам до утра, если вы нам не дадите молока да творога".
- А, колядники... Нет, они уже не придут. А если и придут, то ты же им дверь  не откроешь. Громко погавкай, они и уйдут. А почему столбнячные?
- Тоже хотел спросить - почему ты их так назвала.

Колядники приходили к нам несколько раз. И всегда это были подростки из соседских бараков, обреченных на снос, но кишащих нелегальными и вечно пьяными жильцами. Видимо, другого способа заработать на посленовогоднюю закуску у их родителей не было, поэтому они отправляли своих детей читать рождественские стихи по соседним домам.

В тот день мы ожидали соседку на рюмку чая. Я прислушивалась к шорохам на лестничной площадке, чтобы быстро подскочить к входной двери и не заставлять пожилую женщину стоять в холодном подъезде.

- Гав! Гавгавгавгав! - залаял Куба и я поняла, что соседка уже поскреблась в дверь (звонок у нас не работает).
- Людмила Петровна, заходите... - но это была не соседка. На площадке перед нашей дверью стояло человек пять детей в грязных курточках и с полиэтиленовыми пакетами в руках. Дети, вытаращив глаза на лающую собаку, которую я придерживала за ошейник, вытянулись в струнку, руки "по швам" и стали испуганно выкрикивать какие-то воинственные лозунги, без особого внимания на дикцию. Выкрики эти по их задумке должны были быть синхронными, но то ли испуг, то ли недостаток профессионализма не позволили проявить весь спектр сценического таланта. Из лозунгов я с трудом поняла, что это стихи, а дети - колядники, и в том, что они выкрикивали, вовсе не было угрозы начала междомовой войны, а совсем наоборот - они нам желали добра, много денег и здоровья.

- Эдик! - крикнула я в недра квартиры. - Эдик! Иди сюда! - Но Эдик был в котельной и меня не слышал.

Дети, хоть и знали, что собака в нашей квартире совсем не злая, всё-таки не расслаблялись и продолжали стоять по стойке смирно. А Куба тем временем выкручивался у меня из руки, чтобы их всех облобызать во имя мира, дружбы и жвачки.

- Давайте мы вам ещё почитаем? - спросила девочка, что была повыше ростом и, не дожидаясь ответа, затараторила очередной рождественский шедевр. Остальные дети подключились к речитативу, проглатывая слова и еле успевая тараторить за своим вожаком. В следующем поэтическом опусе мне было объявлено, что если я не дам им горилки, то они заберут всю бутылку. 

- Дети, у меня нет горилки, а вам пить ещё рано и вообще - алкоголь в любом возрасте вредный.
- Да это мы так, это не мы придумали... - девочка-вожак слегка засмущалась, - это стихи такие. Мы ещё знаем!

И она, вытянувшись в струну, изрекла по-пионерски: "Дайте нам по соточке, да налейте водочки, пусть растет ваш капитал, кто всех больше денег дал!" Куба аж присел на задницу и передумал лобызаться. Такая поэзия даже для него перестала быть высокой.

- Дитё, это же стихи для взрослых. Вы бы другие читали, которые детские.
- Эти подойдут? - девочка, набрав в лёгкие воздух, быстро то ли покаялась, то ли выругалась: - "Вы простите, ради Бога, что мы выпили немного, к вам пришли колядовать, подавай, ядрена мать!" Тут нет про водку. - добавила она.

Другие дети, не поспевая за полётом мысли своего лидера, замолчали уже на стихах про водочку и капитал и просто стояли в приступе острого столбняка. То ли наличие собаки для них было сдерживающим фактором, то ли клиентка слишком докапывалась до сути процесса, но они так и простояли с вытаращенными глазами, боясь пошевелиться и держа руки строго "по швам".

- И много вам дают за колядование? Продуктами, или деньгами?
- А кто как. В соседнем подъезде один дядечка дал сто рублей, а так в основном конфеты и булочки. Рыбу один раз дали, жареную. У вас рыбы нет?
- У нас рыбы нет. Салаты есть, возьмёте?
- Возьмём! - закивала головой девчонка, а все остальные твёрдо держались позиции "нас тут не стояло, это всё она", только глазами вращали.
- Ну, подождите, я сейчас вам вынесу.

Не скажу, что новогодний стол у нас с Эдиком ломился от явств. Скромненько было, согласно санкциям. Тем более что двое из нашей четверки и зимой и летом едят свой здоровый правильный сухой корм, а мы... ну да, накрутила я парочку салатов, три из которых нам уже "не лезли" и стояли в холодильнике без надежды на признание. Переложив салаты в пластмассовые ведёрки из-под майонеза, я вынесла вёдра детям. 

- Три? - в голосе у девочки звучала почти досада. - А нас пятеро...
- Ой... подождите, сейчас вернусь.

Пришлось возвращаться на кухню и размножать три ведра в пять, да чтобы в каждом ведре было не больше и не меньше, чем в соседнем. Чтобы всем поровну. Салат с крабовыми палочками вполне подружился в одном ведре с остатками оливье, а вот для винегрета пришлось искать ещё пять емкостей. Хорошо, что я запасливая и в доме нашлось 10 пустых стаканов из-под майонеза.
Куба всё это время сопровождал меня на кухню и обратно. Следил, что я кладу в вёдра и не перепадёт ли ему ложка салата, всё равно какого.

Пакет с колядной валютой получился солидный. Девчонка, схватив кулёк, выпалила первое, что принесла ей на ум грядущая выгода от мероприятия: "Дайте семечек немножко, да икорки красной ложку, а дадите масла плошку — Мы вам спляшем под гармошку".

- Достаточно уже, идите себе. Танцевать будете перед соседями, а мне хватит вашего творчества.
- Спасибо, тётенька! Мы завтра ещё придём! Завтра с нами Пашка будет, он настоящие стихи про взрослых знает, неприличные! Ему можно, он уже свершелетний!
- Чур меня, чур с вашим "свершелетним" Пашкой. Завтра нас дома не будет, так что даже не стучите. Всё, удачи в коляде.

И я закрыла дверь. Куба, охолонув от эмоций, тихо сидел в коридоре и вопросительно смотрел на меня. 

- Ты зачем им все салаты отдала? 
- Пусть едят. У нас бы они пропали.
- Им дала, а мне не даёшь? Я тоже хотел винегрета! 
- Зая... не начинай. Мне хватает проблем с твоим желудком.

Вот этих колядников и вспомнил сегодня Куба. Видимо, перспектива выслушивать в одиночестве (Маня не считается) их неприличные стихи про коляду и ему не очень нравилась. Кстати, я не поленилась и погуглила на тему колядных неприличностей. Действительно, есть такие четверостишия. Но, конечно, это уже не историческое народное творчество, а творчество людей современных, этаких взрослых шалунов. Если хотите почитать, погуглите сами, я им рекламу делать не хочу.
 

Просмотров: 268 | Добавил: apshakhova | Теги: коляда | Рейтинг: 5.0/1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]